Central Asia: A Strategic Framework for Peacebuilding

В отчете содержится анализ потенциальных конфликтов в Центральной Азии, на основе которого затем предлагается стратегия миростроительства в регионе. За исключением таджикской войны начала 1990-х годов, вопреки часто высказывавшимся опасениям, с момента наступления независимости в 1991 г. и до последнего времени в Центральной Азии царила достаточно мирная обстановка. Однако проблемы, на почве которых может вспыхнуть конфликт, не исчезли, более того, к ним добавился целый ряд новых факторов, связанных прежде всего с политическим развитием центральноазиатских государств и всего региона после 1991 г. События 2005 г. в Кыргызстане и Узбекистане показали, что стабильность центральноазиатских государств весьма обманчива. Наконец, географическое расположение региона диктует необходимость рассмотрения проблем региональной безопасности в более широком контексте, с учетом ситуации в Афганистане и в двух соседних державах – России и Китае. Ближайшие несколько лет сыграют ключевую роль в последующем развитии Центральной Азии.

Главный вывод настоящего отчета заключается в том, что основной проблемой, несущей угрозу вооруженного конфликта в Центральной Азии, являются взаимоотношения между государством и его гражданами. Рассмотрению этой проблемы посвящены главы 1–3. В ответ на данную проблему предлагается стратегия миростроительства, описываемая в главе 4, а в главе 5 рассматриваются возможные конкретные инициативы.

Государства Центральной Азии

В Казахстане наблюдается определенный прогресс как в плане экономического развития, так и в социальной сфере, обеспечиваемой государством. Помимо экономического и социального развития, ослаблению борьбы за политическую либерализацию также способствуют небольшая численность населения и доходы от энергетических ресурсов. Таким образом, с точки зрения риска возникновения конфликта ситуация в Казахстане приоритетной не является.

В Кыргызстане успехи в области государственной реформы и развития гражданского общества оказались менее существенными, чем ожидалось. Беспорядки, последовавшие за революцией марта 2005 г., продемонстрировали слабость кыргызских государственных институтов, а отсутствие у новой власти продуманной программы реформ и последовавшая клановая приватизация заставили усомниться в ее приверженности демократическому развитию. Из всех центральноазиатских государств Кыргызстан предоставляет средствам массовой информации (СМИ) и гражданскому обществу наибольший простор для деятельности; однако существующие линии политического, экономического и географического раскола в обществе представляют собой серьезную угрозу стабильности. В данном политическом контексте необходимо срочно разработать стратегию для решения сложившихся политических проблем. Ждать появления политических и социальных условий, которые позволили бы правительству выработать долгосрочную стратегию развития, уже не представляется возможным.

Общество Таджикистана продолжает решать проблемы, порожденные гражданской войной 1992– 1997 гг. Основная часть политической элиты и население в целом опасаются любых мер, способных дестабилизировать обстановку, но нищета, наркоторговля и слабость политической системы свидетельствуют о том, что стабильность в Таджикистане обманчива. Необходимы конкретные меры по снижению риска нового конфликта в этой стране.

Природу правящего в Туркменистане режима определяют доходы от энергетических ресурсов и сосредоточенные в руках руководства надежные долгосрочные контракты, обеспечивающие стабильную прибыль от продажи природного газа. Руководство страны не заинтересовано в развитии и не поддается дипломатическому давлению со стороны международного сообщества, если только это давление не исходит от Запада и России одновременно. Политические процессы в стране непрозрачны, государство полностью контролирует деятельность СМИ и гражданского общества. Пока у власти стоит нынешний президент, перемен быть не может, однако его уход с политической арены может серьезно дестабилизировать обстановку. Требуются меры по построению мира, но на сегодняшний день остается неясным, каким образом подобные меры можно осуществить.

Из центральноазиатских стран самая крупная по численности населения – Узбекистан. С 1990-х гг. здесь имели место вспышки насилия, в том числе акции Исламского движения Узбекистана (ИДУ) и расправа, учиненная правительством над участниками демонстрации в Андижане в мае 2005 г. Для растущих социальных и политических проблем правительство предлагает все менее эффективные меры. У государства не осталось выбора, кроме как постоянно прибегать к репрессиям: вероятность дальнейших вспышек насилия и даже общественного взрыва высока. В создавшейся ситуации доноры оказались перед сложной дилеммой: либо полностью прекратить работу в Узбекистане, либо работать в областях, одобряемых правительством, что рискует привести к росту напряженности в обществе. Необходимо найти третий путь, при котором доноры могли бы продолжать свою работу, но не чувствовали себя обязанными ни поддерживать правительство, ни противостоять ему. Такой вариант должен оставлять максимум простора для диалога и сотрудничества. Он может включать такие области работы, как образование, укрепление местной инфраструктуры и потенциала гражданского общества, а также налаживание контактов внутри гражданского общества.

Общерегиональные темы

Основным носителем конфликтного потенциала (там, где он может вызвать беспокойство), являются проблемы власти и управления. Между государством и обществом растет пропасть; подотчетность правительства перед своим народом в лучшем случае слаба, в худшем – отсутствует вообще. В такой ситуации любые меры борьбы с конфликтогенными факторами приносят лишь кратковременную стабилизацию, оставляя нерешенными наиболее серьезные проблемы. Роль и действия служб безопасности вызывают постоянное недовольство народа: государство чаще является к гражданам в полицейской форме, нежели в качестве поставщика товаров и услуг. Во многих регионах заметно пострадала юридическая система, ухудшились условия содержания заключенных в тюрьмах. Разочарованные общества все сильнее занимаются поиском социальной справедливости. Многие верят, что только ислам способен восстановить в обществе справедливость.

Расположенная на стыке узбекского, таджикского и кыргызского государств, Ферганская долина за минувшие несколько лет неоднократно становилась субъектом миротворческих инициатив различных доноров. Население долины многонационально, и соперничество на почве природных ресурсов порождает опасность этнических распрей. Конфликты на почве ресурсов, как и межэтнические конфликты, могут быть использованы в ходе борьбы за власть в каждом из заинтересованных государств. Ужесточение пограничного контроля и мер безопасности со стороны Узбекистана вызвало ответную реакцию таджикского и кыргызского населения, что привело к росту напряженности и негодования в регионе в целом. Границы, установленные в Центральной Азии после независимости, остаются источником целого ряда проблем, а жесткий пограничный контроль продолжает осложнять жизнь рядовых граждан и усугубляет коррупцию.

Правительства центральноазиатских государств обеспокоены опасностью террористических актов со стороны воинствующих исламистов и все чаще обвиняют в разжигании общественного протеста настоящих или мнимых «джихадистов». Ислам постепенно переплетается с общим экономическим, социальным и политическим недовольством. Джихадистские ячейки, безусловно, способны на отдельные акты насилия, но организовать крупное народное восстание им не под силу. Дальнейшие репрессии, однако, могут укрепить их позицию, позволив им в будущем слиться с общим движением протеста.

Продолжает возрастать влияние наркоторговли на политику и безопасность региона. В ситуации, когда политические институты Центральной Азии остаются слабы и отсутствует прозрачность власти, чрезвычайно вероятно слияние преступной среды с политической. Сотрудничество между государствами региона могло бы послужить толчком к улучшению ситуации; в противном случае проблема наркотиков останется серьезной преградой на пути к развитию, эффективному государственному управлению и повышению уровня личной безопасности граждан.

Общий региональный контекст и основные действующие лица

Афганистан: от проблем – к возможностям?

Для будущего Центральной Азии колоссальное значение имеет процесс государственного строительства в Афганистане. В случае неудачи, Афганистан, с его производством наркотиков и постоянной угрозой нестабильности, будет тормозить и развитие центральноазиатских стран. Но если между Афганистаном и его северными соседями будут налажены взаимовыгодные отношения, в дальнейшем это благотворно скажется на развитии всего региона.

Отношения с Россией

Необходимым условием для распространения своего влияния в Центральной Азии Россия считает стабильность в регионе. В сентябре 2001 г. президент Российской Федерации Владимир Путин дал свое согласие на расположение в регионе американских военных баз. Это первоначально способствовало ослаблению российского влияния в Центральной Азии, но при этом давало другие стратегические преимущества. Кроме того, влияние вскоре было возвращено: в 2004–2005 гг. Россия сумела укрепить экономические связи с регионом, главным образом через нефтегазовую промышленность и личные политические контакты на высшем уровне. После событий в Кыргызстане в марте 2005 г. Москва дала понять лидерам других центральноазиатских государств, что их успех зависит от умения проявить твердость и решимость. Россия одобрила решение президента Каримова силой подавить волнения в Андижане и возложить вину на якобы прошедших подготовку в Афганистане воинствующих исламистов. Поддержал Кремль и критику, направленную в адрес международных неправительственных организаций, которые якобы дестабилизировали обстановку. В прямой конфронтации с Западом Россия не заинтересована, но нельзя недооценивать ее желание и возможность играть ключевую роль в развитии Центральной Азии. Если доноры будут признавать роль России, это позволит им находить эффективные решения в каждом конкретном случае.

Ограниченное участие США

Непоследовательная политика США в отношении центральноазиатских государств всегда определялась их глобальными внешнеполитическими интересами. Последовавшее за терактом 11 сентября 2001 г. внимание к вопросам безопасности на время обострило интерес администрации Буша к Центральной Азии, но в целом как возможности, так и интересы Вашингтона в этом регионе остаются ограниченными. США и Центральную Азию разделяют большие расстояния, при этом американскую внешнюю политику в первую очередь определяет ряд других приоритетов.

Возрастание роли и влияния Китая

При обсуждении центральноазиатской проблематики роли Китая редко уделяется должное внимание. Такое отношение должно быть пересмотрено: нынешние тенденции указывают на то, что Китай призван сыграть ключевую роль в развитии региона. Для Китая Центральная Азия – это одновременно и потенциальная угроза безопасности, и источник сырья. Основными проблемами в области безопасности, вызывающими озабоченность Пекина, являются нестабильность, непредсказуемая смена власти, вероятность всплесков общественного негодования и радикальный ислам. Некоторое его беспокойство вызывает и роль США. В китайско-российских отношениях сейчас наблюдается относительно благоприятный период. Китай, как и Россия, играет в развитии Центральной Азии важнейшую роль, и его влияние будет расти. Политика доноров должна исходить из этого существенного фактора.

Риск, потенциал, и перспектива на будущее: региональный обзор

Проведенный анализ подводит нас к следующему основному выводу: риск конфликта в государствах Центральной Азии исходит скорее из их внутренней динамики, чем из этнических разногласий или соперничества за ресурсы. Ключевая проблема – это отношения между государством и населением. Как показали события 2005 г. в Кыргызстане, отсутствие стратегии передачи власти может привести к краху политической системы. Власти Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана оказались неспособными конструктивно решать проблемы политического и экономического развития; их выживание стало напрямую зависеть от служб безопасности. В результате этого между населением и правоохранительными органами пролегла пропасть, а так как система власти остается закрытой и непрозрачной, процветающая коррупция лишь усугубляет недовольство в обществе.

При разработке стратегии для построения мира в регионе было бы нецелесообразно уделять серьезное внимание Казахстану: в настоящее время у него много преимуществ. В Туркменистане возможности для миротворческой деятельности практически отсутствуют. Таким образом, подобная стратегия должна сосредоточиться в первую очередь на Кыргызстане, Таджикистане и Узбекистане. Здесь основной целью деятельности должно стать укрепление мира и стабильности в этих странах и в регионе в целом. Одной из конкретных задач при этом должен стать поиск механизмов, которые помогли бы наладить связи между государством и обществом, что само по себе является необходимым условием для эффективного государственного управления.

В Узбекистане международная гуманитарная помощь и работа западных организаций все чаще сталкиваются с подозрением со стороны властей. В Таджикистане это явление также, хотя и в меньшей степени, затрудняет работу доноров. Для преодоления этих проблем необходимо разработать стратегию построения мира, в которой учитывалась бы специфика каждой из стран – было бы неправильно рассматривать Центральную Азию как однородный регион, хотя здесь, безусловно, присутствуют и проблемы, которые должны решаться в региональном формате.

При проведении анализа и разработке общих и конкретных стратегий для региона, необходимо учитывать роль и влияние России и Китая. Решать, кто из них более важен для региона – бесполезно; доноры должны признать в обеих державах крупных игроков, которых следует оценивать по достоинству и по возможности привлекать к сотрудничеству.

Резюмировать вышеизложенные стратегические соображения можно следующим образом:

  • Основным конфликтогенным фактором в Центральной Азии является внутригосударственная власть – ее характеристики и ее применение.
  • Стратегия построения мира должна определить своим приоритетом работу в трех странах региона – Кыргызстане, Таджикистане и Узбекистане. Своей целью она должна обозначить устойчивость мира в регионе.
  • Рассматриваемый регион неоднороден; не следует переоценивать взаимозависимость центральноазиатских государств.
  • Существует ряд вопросов, по которым необходимо и полезно развивать региональное сотрудничество.
  • Китай и Россия являются ключевыми региональными игроками. К их интересам необходимо проявлять должное внимание, по возможности привлекая их к сотрудничеству по конкретным инициативам.

Подходы и средства, необходимые для построения мира в Центральной Азии

В настоящем отчете приведен анализ факторов, влияющих на безопасность и вероятность возникновения конфликта как в отдельных центральноазиатских государствах, так и в регионе в целом. На основе проделанного анализа автор делает попытку ответить на вопрос, что можно и необходимо сделать для достижения устойчивого мира в регионе. С целью разработать эффективный подход и средства для его применения, автор в первую очередь рассматривает миростроительство в широком контексте, а затем на этом фоне анализирует историю донорской политики и деятельности в Центральной Азии.

В отчете используется понятие «стратегической палитры построения мира», которое было предложено авторами «Совместного Утштайнского исследования по построению мира».1 Авторы исследования предлагают рассматривать построение мира в виде широкого спектра взаимозависимых инициатив, которые в тех или иных обстоятельствах призваны способствовать появлению структурных условий, подходов и направлений политической деятельности, необходимых для устойчивого мирного развития. Все эти инициативы делятся на четыре взаимозависимых категории: безопасность, социально-экономическую базу, эффективное управление, а также правосудие и примирение.

Эффективной работе доноров в Центральной Азии, возможно, мешал выбор методов анализа и стратегий, не соответствовавших условиям и требованиям данного региона. В ранних анализах конфликтогенных факторов в регионе основной упор делался на межэтническую вражду и национализм. По нашему же мнению, основным фактором, способным породить конфликт в регионе, являются отношения между гражданами и государством. Таким образом, сегодня необходимо тщательно пересмотреть работу доноров в Центральной Азии.

Это не значит, что должны измениться основные цели программ по работе с правительствами, частным сектором и гражданским обществом, однако в свете нового подхода к природе потенциального конфликта следует пересмотреть конкретные задачи этих программ. Необходимо пересмотреть ряд ключевых конфликтогенных факторов, которым в анализе и политике до сих пор уделялось незначительное внимание, и в соответствии с этим привнести определенные изменения в донорскую политику и деятельность. Новая стратегия будет опираться на уже существующие программы, как отражающие, так и не отражающие цели построения мира и предотвращения конфликтов, но также будет предполагать разработку новых программ.

Донорская работа в Центральной Азии во многих случаях добилась определенных успехов. Например, в Ферганской долине, можно отметить положительные сдвиги в следующих областях: анализ ситуации, раннее предупреждение и предотвращение конфликтов на уровне общин, разрешение споров на местах, отношения между представителями меньшинств, укрепление гражданского общества и борьба с наркотиками. В реформе сектора безопасности и усовершенствовании пограничного контроля успехи менее очевидны, а в ряде других областей – таких как региональное сотрудничество – об успехах вообще говорить не приходится.

Что касается защиты общественных интересов, в Центральной Азии используется два очень разных подхода. Сторонники открытого подхода стремятся публично разоблачать тех, кто наносит обществу ущерб; другие же предпочитают работать без открытых столкновений, действуя через налаживание контактов на разных уровнях. Открытая критика в Центральной Азии становится все более недоступной, что делает первый подход менее эффективным. Для того, чтобы защита интересов начала приносить результаты, практически везде в Центральной Азии необходимо сначала провести работу по подготовке аудитории.

В программах развития учет риска конфликтов является относительно новым понятием, которое только недавно стало использоваться при их разработке и осуществлении. Учет риска конфликтов может быть как конкретной задачей программы, так и дополнительным компонентом. Можно только приветствовать стремление доноров в Центральной Азии ввести концепцию предотвращения конфликтов во все программы развития.

Новый подход к построению мира

Успехи, достигнутые донорами в Центральной Азии, следует проанализировать и обобщить с тем, чтобы выработать новый подход к построению мира. В основу этого подхода должен лечь конфликтный потенциал внутригосударственной власти и ее использования в трех государствах: Кыргызстане, Таджикистане и Узбекистане. При этом необходимо помнить об ограничениях, налагаемых способностью данных государств «впитывать» финансовую поддержку, особенно на уровне правительств, а также об ограниченном масштабе экономического и политического влияния доноров. Стратегия миростроительства должна строиться вокруг четырех элементов «палитры построения мира»: безопасности, социально-экономических факторов, управления, а также правосудия и примирения.

Безопасность. Представленный в отчете анализ позволяет выявить четыре приоритета в сфере безопасности: реформа сектора безопасности, пограничный контроль, меры по борьбе с преступностью, и углубленный анализ. В Узбекистане полагается возможным работать лишь в четвертой области. Помимо этого, полезным было бы налаживать сотрудничество с Китаем и Россией по проблемам пограничного контроля и борьбы с преступностью. Необходимо обеспечить взаимодополняемость реформ сектора безопасности и программ помощи в сфере безопасности. В аналитической работе необходимо сместить акцент с проблем межэтнических отношений и ресурсов на центральную проблему власти. Что касается борьбы с террором, полезно было бы инициировать идеологически нейтральное исследование истоков и причин терроризма, привлекающее представителей гражданского общества. Подобное региональное исследование позволило бы активизировать и гражданское общество Узбекистана, которое сегодня все чаще оказывается в изоляции.

Социально-экономическая база. Помимо социальных и экономических программ в области развития, направленных на повышение уровня жизни рядового населения через искоренение нищеты, образование, усовершенствование инфраструктуры и эффективное распоряжение ресурсами, проведенный в данном отчете анализ показал, что необходима работа в трех дополнительных областях: в области экономической свободы, новых стандартов для бизнеса и мер по борьбе с коррупцией. При этом ключевым является вопрос мотивации и стимулов, ведь перемены требуют активного участия властей, которым в настоящее время удается обходиться без экономических реформ. Поэтому необходимо подчеркивать важность диалога и дискуссий, которые помогали бы их участникам увидеть пользу новых подходов.

Государственное управление. Нет причин скрывать тот факт, что доноры предпочитают финансировать программы, приводящие к повышению подотчетности, эффективности всех уровней управления и демократического участия населения в процессах, протекающих в стране. Вместе с тем настаивать на соблюдении всех этих условий не всегда целесообразно. Власти некоторых стран, в том числе в Центральной Азии, с которыми стремятся работать правительства- доноры, к «демократизации» относятся крайне отрицательно. Мы предлагаем сосредоточить усилия на повышении прозрачности на местном уровне, на некоторых долгосрочных аспектах процесса государственного строительства и на инициировании общенациональных дискуссий о будущем в 14 Центральная Азия – Стратегический подход к построению мира трех странах – Кыргызстане, Таджикистане и Узбекистане. В среднесрочной перспективе успехи в области управления зависят от наличия квалифицированных кадров. Решить эту проблему помогли бы институты и курсы управления, которые бы чутко реагировали на потребности в сфере управления в той или иной стране.

Но приоритетом в каждой из трех стран является инициирование дискуссий о будущем – именно они позволили бы одновременно работать над проблемами сокращающегося пространства для демократизации и потенциальных кризисов, связанных с преемственностью власти.

Правосудие и примирение. Ослаблению «культуры конфликта» в Центральной Азии могли бы помочь специальные образовательные программы по разрешению споров, которые позволили бы широким группам населения приобрести опыт мирного решения проблем. Систематическая работа могла бы проводиться с участием не только работников местных НПО, но и сотрудников государственных учреждений: последние обрели бы важные практические навыки работы в ситуациях кризиса и конфликта. Во всех трех странах было бы целесообразно создавать центры разрешения разногласий, которые руководились бы местными сотрудниками и предлагали бы населению тренинги и практическое посредничество в решении местных инцидентов. Однако нужно признать, что в Узбекистане создание подобного центра более проблематично. Чтобы избежать ситуаций, когда программы развития усугубляют напряженность, доноры должны научиться учитывать факторы конфликта в своих программах и в программах своих партнеров, отслеживать процесс осуществления программ, и повысить свою способность оперативного реагирования в случае, когда трения все же возникли. Подобные навыки следует развивать и среди государственных чиновников, представителей гражданского общества и ученых.

Донорская практика

Стратегическая переоценка подходов к построению мира и методов осуществления миростроительных инициатив представляет донорам возможность наладить контакт с заинтересованными лицами на местах. Для обогащения новой стратегии и эффективной координации деятельности доноры могут инициировать мероприятия разного формата, которые бы привлекли широкий спектр участников с различными взглядами.

Влияние

Возможность доноров влиять на обстановку в Центральной Азии ограничена целым рядом факторов, которые находят отражение в данном отчете. Это и природа местной власти, и опасения лидеров, касающиеся нарушения суверенитета, и клановая структура политики, и региональное участие России и Китая, представляющих собой некий «запасной вариант» на случай ухудшения отношений с западными донорами. В большинстве случаев донорам необходимо работать сообща с другими заинтересованными сторонами, полагаясь на терпеливый диалог и беспрерывное внимание. Найти третий путь, который не упирался бы ни в молчание, ни в санкции, нелегко, но первые два варианта вряд ли смогут повлиять на поведение рассматриваемых государств, поэтому остается лишь действовать путем спокойного убеждения.

Несколько слов о методологии

Настоящий отчет был написан по заказу Глобального фонда по предотвращению конфликтов правительства Великобритании (GCPP), а также Швейцарского агентства по развитию и сотрудничеству (SDC). Однако, этот отчет является независимым документом, ответственность за содержание которого несет Международная Тревога. Он появился в результате всестороннего исследования и ряда встреч-консультаций. Целью этого процесса было: а) проанализировать современную ситуацию в Центральной Азии, уделяя особое внимание факторам, положительно или отрицательно влияющим на стабильность и безопасность в регионе, а также давлению и влияниям извне; б) рассмотреть взаимосвязь этих факторов, с тем чтобы высказать предположения о возможных тенденциях и сценариях развития региона в будущем; в) предложить ряд рекомендаций для дальнейшей работы.

Работа над отчетом началась в январе 2005 г., когда состоялась первая встреча исследовательской группы, в которой приняли участие сотрудники Международной Тревоги, автор и консультанты. Участники обсудили проект в целом и основные темы будущего отчета. Исследовательский процесс включал как изучение широкого спектра прямых и косвенных источников, так и ряд поездок в регион. Между февралем и июнем 2005 г. участники проекта посетили Кыргызстан (Бишкек), Казахстан (Алматы и Чимкент), Таджикистан (Душанбе и Худжанд), Узбекистан (Ташкент и Фергану), Афганистан (Кабул и Мазар-и-Шариф) и Китай (Пекин, Урумчи и Кашгар). Посетить Туркменистан за это время группа не смогла: представленный в отчете материал основан на результатах поездок в Туркменистан Анны Матвеевой в 2004 г.

Во встречах, организованных исследовательской группой в регионе, приняли участие свыше 100 представителей международных организаций, агентств по развитию и международных НПО, а также местных аналитиков, журналистов и представителей гражданского общества. Участники обсуждали опасность возникновения конфликтов в центральноазиатских государствах, региональные проблемы, несущие потенциальную угрозу, ту работу, которую проводят международные организации для решения этих проблем, и пути улучшения этой работы в будущем. Участники встреч выступали при этом не от лица своих организаций, а как частные лица: приводя в данном отчете их мнения, авторы не указывают ни имени, ни названия организаций выступающих.

Встреча исследовательской группы, имевшая место в июне 2005 г., помогла собрать воедино предварительные результаты работы. В этом же месяце прошла серия встреч в Европарламенте, на которых подробно обсуждался проект. Все это позволило составить черновой вариант отчета, который был разослан заинтересованным лицам для комментариев и дополнений. Осенью 2005 г. состоялись встречи-консультации с представителями британских Министерства международного развития и Министерства иностранных дел (Лондон, октябрь 2005 г.), Швейцарского агентства по развитию и сотрудничеству (Берн, ноябрь 2005 г.), а также с представителями гражданского общества из региона и заинтересованными лицами из международного сообщества в Бишкеке (две встречи в ноябре 2005 г.) В настоящем, окончательном варианте отчета учтены комментарии участников всех этих встреч.

  • Author(s):
    Anna Matveeva
  • ISBN:
    1-898702-75-6
  • Download:

  • Date:
    September 2006
  • Language:
    Russian
  • Pages:
    92