Деизоляция Абхазии

Данная публикация является четвертой по счету в серии докладов «Диалог через исследования», подготовленных грузинскими и абхазскими экспертами для того, чтобы пролить новый свет на конфликт и способствовать выработке иного подхода к анализу связанных с конфликтом вопросов. В последние годы экспертное сообщество в области урегулирования конфликтов твердит о необходимости большей “вовлеченности” – и эта тема уже нашл свое отражение в официальной политике, однако, обстановка на местах скорее свидетельствует о риске растущего отчуждения сторон, нежели об их сближении. Поэтому исследователи пришли к общему мнению о необходимости более глубокого изучения аргументов за и против изоляции и анализа того, каким образом подход принуждения сужает пространство для конструктивного взаимодействия.

Обе группы исследователей рассматривают корни политики изоляции Абхазии и логику, лежавшую в ее основе, возвращаясь для этих целей в начало 90-х годов для изучения мотивации различных действующих лиц и определения “эффективности” изоляции: достигла ли она поставленных целей и как она сказалась на трансформации конфликта. Признавая, что результатом политики изоляции стало растущее отчуждение и неприязнь сторон по отношению друг к другу, исследователи далее сравнивают и противопоставляют недавно принятую европейскую стратегию “непризнание и вовлеченность” и грузинскую “Государственную стратегию в отношении оккупированных территорий: вовлечение путем сотрудничества”. Авторы публикации утверждают, что, несмотря на кажущееся сходство и взаимодополняющие элементы двух стратегий, на деле они преследуют весьма различные цели, которые нашли свое отражение в полемике об “изоляции/деизоляции”. Именно в этом вопросе грузинские и абхазские исследователи приходят к удивительно схожим заключениям.

(English)