Абхазское телевидение как зеркало времени

(English)

В продолжение нашей серии «Толерантность и конфликт» организация International Alert обратилась к журналисту Ибрагиму Чкадуа с просьбой прокомментировать роль телевидения в формировании дискурса и национальной идентичности. Здесь мы публикуем его ответ, в котором подчеркнута меняющаяся роль официального канала абхазского телевидения на протяжении периода политических изменений в Абхазии и приведены рекомендации по реформам.

Ибрагим Чкадуа, журналист/фотограф.

История

Абхазское телевидение появилось благодаря освободительному движению абхазов в 1978 году, после массового выступления народа, недовольного национальной политикой в республике. Этот факт и определил во многом значение телеканала в общественной жизни в последующие годы, на которые пришлись первые столкновения на национальной почве в 1989 году, развал СССР, грузино-абхазская война и двадцатилетие существования Республики Абхазия в статусе независимого государства. В разные моменты истории Абхазское телевидение (АГТРК) было не просто новостным или образовательным каналом, оно во многом было главным, а во время войны, наряду с Абхазским радио, и единственным информационным полем, объединяющим общественно-политическую жизнь в республике. С окончанием войны АГТРК продолжало исполнять роль главного коммуникатора в обществе, так как система распространения газет по всей стране фактически прекратила существование, да и оперативностью печатные СМИ тоже не могли конкурировать с телевидением. Кроме основной своей функции - быть источником новостей, АГТРК имело и другие, свойственные национальному телеканалу функции: образовательную, культурную, развлекательную и т.д. Будучи работником абхазского телевидения на протяжении первых десяти послевоенных лет, я был непосредственным свидетелем послевоенного формирования канала. Это было время международных санкций против Абхазии, которое совпало с технической модернизацией в мировом телевидении - переходом с линейного монтажа на компьютерный и естественной полной заменой материально-технической базы, что в условиях блокады страны было весьма затруднительно. Приходилось работать буквально 2-3 камерами, охватывая географически все регионы, совмещая это с одновременным переобучением путем самообразования на месте. Но при всем этом основные жанровые сегменты формирования программной сетки телепередач сохранялись, были созданы, ставшие впоследствии архивными, Антология абхазской поэзии, Хроники войны 1992-1993 гг., документальные фильмы и т.д. Это было время перманентной войны в приграничных с Грузией районах и терактов по всей территории Абхазии, поэтому АГТРК еще было и механизмом оповещения для сбора резервистов. Не случайно и АГТРК стало объектом теракта в 1995 г., когда была взорвана ПТС (переносная телевизионная станция).

Президентские выборы 2004-2005 гг.

Новое качество Абхазского телевидение проявилось в период президентских выборов 2004-2005 гг., когда оно стало главной ареной противостояния. Выборам предшествовал почти годичный период работы АГТРК, когда с новой командой руководства появились различные форматы передач, предполагающих прямые эфиры. Это были и ток-шоу (Аамта хазтагыла), и дискуссии с различными политиками и общественными деятелями. Такой открытостью во многом воспользовалась тогдашняя оппозиция, что отчасти повлияло на дальнейший результат президентской компании. АГТРК стало тогда наиболее горячей ареной противостояния и буквально через несколько дней после выборов 3 октября 2004 года перешло под контроль сторонников С. Багапша.[1] В качестве альтернативы ему даже появилась другая вещательная компания, выражающая интересы сторонников Р. Хаджимба. Так окончательно оформилось идеологическое противостояние основных политических групп, которое нашло отражение в тот период и в газетных изданиях. К этому времени режим санкций против Республики Абхазия был существенно ослаблен со стороны России, которая и была главным исполнителем этих санкций. Вектор напряжения в общественной жизни из внешнего превратился во внутренний. Страна, прошедшая через войну и десятилетие блокады, нуждалась в ослаблении жесткости полувоенного существования. Появилась острая потребность в полноценном гражданском существовании, когда можно было заняться бытовым благоустройством и более оптимистичным планированием жизни. Новая политическая элита именно это декларировала в своих предвыборных обещаниях, что во многом дало ей возможность, с моей точки зрения, несколько сомнительно одержать победу на выборах. Новая команда в значительной части состояла из давно известных в стране людей с партийно-комсомольским прошлым. Это во многом предопределило политику вещания АГТРК в последующие годы, по сути и по форме во многом схожего с советским телевидением. Это проявлялось, прежде всего, в практическом исчезновением из сетки вещания передач с прямым эфиром, в отсутствии дебатов на общественно-политические темы и их кратком появлении лишь на период парламентских и президентских выборов. Появление частного телеканала Абаза ТВ тоже не смогло полностью решить проблему открытости и выражения альтернативной официальной точки зрения, тем более, что разрешение вещания на всю страну этот канал получил лишь в 2012 г. А до этого, телеканал Абаза ТВ вещал лишь в г. Сухум и окрестностях и на своем сайте в интернете.

Реформирование телевидения

Проблема реформирования телевидения стоит уже не первый год. Были проекты реформы, предложенные политическими партиями и группой журналистов, была даже создана президентская комиссия по реформе ТВ, членом которой являлся и я, но ни законодательных, ни организационных изменений на телевидении пока не произошло. Одними из главных тезисов этих проектов были: способ утверждение директора телеканала и руководителей отделов, создание Общественного совета при ТВ, принципы планирования сетки вещания, финансирование программ на конкурсной основе и т.д.

Нельзя не отметить, что, конечно же, на нынешнем абхазском телевидение есть достаточно много интересных и необходимых для любого канала передач. Но мне кажется необходимым сосредоточить внимание на явлениях, которые не дают возможность говорить об АГТРК как о телеканале, отвечающим современным стандартам функционирования. Какие, на мой взгляд, существуют основные проблемы. Это, прежде всего, качество новостей, которые на любом информационном телеканале являются стрежнем и смыслом вещания. От благополучного совдеповского стиля, когда зрителю предлагается информация о кабинетных событиях или событиях строго положительного содержания, следует перейти к адекватному состоянию дел на информационном поле страны. Когда нет запретных тем, кроме обозначенных регламентирующими законами, и нет запретных персон, которые по информационным поводам должны появиться, но не появляются в сюжетах новостей или других форматах вещания.

Возникла более острая необходимость в образовательных проектах, и прежде всего это касается перехода на более широкое функционирование абхазского языка как государственного. Создание передач и фильмов, которые будут отражать достижения в отечественной науке и культуре. А в связи с международным признанием независимости Абхазии в 2008 году возникла еще более острая потребность в телепродукции на различных языках (русском, английском, испанском и др.), и прежде всего на языках стран, признавших Абхазию. В деле деизоляции страны и создания благоприятного имиджа качественная теле- и кинопродукция может играть огромную роль. Проблема интеграции других национальных общин Абхазии в строительство и развитие государства требует усилий и на телевизионном поле. Это и обучающие языковые программы, адаптированные для различных общин, и общеобразовательные (исторические, политические и т.д.) передачи с участием представителей общин.

Платформа для национального диалога

Ну и, наверное, самое главное. На данный момент можно констатировать, что общественная публичная дискуссия происходит, в основном, в различных плоскостях. Одна, официальная - на АГТРК , а другая - в соцсетях, преимущественно в фейсбуке. Новый импульс общественно-политическим дискуссиям придало широкое распространение интернета и, соответственно, появление социальных сетей. И вроде это нормально, что есть альтернативная площадка для споров, новостей и т.д., но проблема в том, что правила игры у них сильно отличаются. Телеканал ретранслирует цензурированную картину состояния дел в стране, а фейсбук отражает другую крайность – полную и практически беспредельную свободу рассуждений. Эти ножницы становятся все больше, пропасть между ними постоянно растет. Зрители государственного телеканала и активные участники интернет-сообщества практически не совпадают по составу. При этом власть уже не раз устами ее высших руководителей подтверждала, что внимательно следит за абхазским интернет-сообществом, а оно (интернет-сообщество) в свою очередь следит за официальными источниками информации. Да, бывают краткие моменты плюрализма на телеканалах страны. Но это, в основном, в предвыборный сезон или по мотивам съездов или митингов оппозиции. Опыт арабской весны свидетельствует о том, что пренебрегать настроениями, царящими в интернет-сообществах, как минимум неразумно и беспечно, а реагировать на них опосредованно тоже малоэффективно.

Проблем перед страной становится все больше, и они все более опасные. И для власти, и для народа, и для существования страны в целом. Вот только краткий перечень навскидку: незаконная паспортизация в восточных районах РА и в привязке к ней - проблема интеграции жителей этих районов, тотальная безработица, криминогенная ситуация, наркомания, кризисы в банковской сфере и вообще в экономике, идеологическая проблематика, демография, состояние экологии, сохранение и развитие языка, репатриация, раскол в церкви и вообще межконфессиональная проблематика и т.д. Это проблемы, которые имеют свои подразделы и смежные проблемы. И, наверное, самая глобальная тема - это поиск, артикуляция или реконструкция национальной идеи для страны и народа. Страна и народ Абхазии добились победы в войне, выжили в многолетней блокаде, дождались немногочисленного, но международного признания, однако живут практически без экономики и с бюджетом, состряпанным в основной его части извне.

Фейсбук дал своих героев и антигероев, специалистов, разбирающихся в своей профессии или в проблеме, и дал также дилетантов и авантюристов. Таким же пестрым составом может похвастаться и госаппарат. Становится очевидным, что нужно совместить интересы всех заинтересованных в развитии страны на общей площадке. Государство стоит перед массой глобальных опасностей и перед большими возможностями одновременно. Следует только направить созидательную энергию в нужном направлении. Правильность вектора развития появится только в дискуссии, которая будет вестись по правилам игры, достойной нашей ментальности и этикета. Нужны умные, не ангажированные фасилитаторы, вернее, не только умные, но и мудрые. Нужны площадки для национального диалога. Власть, при нынешнем раскладе сил внутри и вовне страны, практически обречена на коллапс, но не видно и сил, которые могут, сменив ее, даже путем импичмента, вывести страну из глубокого кризиса. Нужны новые идеи, новые политики, новые времена вообще. Модернизацию надо подготовить, в том числе и по реформированию АГТРК, делать ее с колес невозможно. Но на это уйдет некоторое время, а кризис только разрастется. Поэтому появление общественных площадок, и прежде всего на общенациональных телеканалах, может обеспечить нам среду для диалога и позволит оперативно реагировать на угрозы и вызовы, стоящие перед страной. Прямые эфиры и ток-шоу – лучший способ селекции нового поколения политиков и общественных деятелей. Как и в былые сложные времена, АГТРК может сыграть важную историческую роль в формировании государства.


Другие статьи на тему «Толерантность и конфликт» здесь:


[1] Результаты выборов были спорными - Багапш получил 50.08% голосов и Хаджимба потребовал второй тур. Официальные СМИ отказались признать победу Багапша в первом туре, внутри общества произошел раскол. В результате переговоров между противоборствующими сторонами был достигнут компромисс, и после проведения повторных выборов в январе 2005 г. президентом Абхазии был избран Сергей Багапш.