Создание культуры мира на Южном Кавказе: Арда Инал-ипа

(English)

После грузино-абхазской войны 1992-1993 гг. Арда Инал-Ипа совместно с коллегами основала одну из первых благотворительных организаций в Абхазии - Центр гуманитарных программ (ЦГП), целью которой была организация помощи пострадавшим во время войны. Арда также квалифицированный психолог, и дает консультации по вопросам работы International Alert на Южном Кавказе.

1. Расскажите пожалуйста немного о себе и о Вашей деятельности.

После грузино-абхазской войны 1992-1993 гг. в числе нескольких друзей-единомышленников мы создали одну из первых в Абхазии благотворительных организаций - Центр Гуманитарных Программ, которая в первую очередь ставила своей целью преодоление последствий войны.

Наши первые проекты были направлены на работу с пострадавшими во время войны - детьми и взрослыми, женщинами и мужчинами. Женщин, получивших ранения во время войны и нуждавшихся в серьезном хирургическом лечении, мы с большими трудностями вывозили в Ереван, где врачи проводили уникальные пластические операции, возвращая нашим пациенткам возможность радоваться жизни. Я по специальности психолог-психотерапевт и долгие годы оказывала пострадавшим психологическую поддержку, проводила индивидуальные и групповые психотерапевтические сеансы. Это была очень тяжелая работа, но когда я видела, что на лицо страдающего человека возвращается улыбка, это придавало новые силы. Со временем мы стали понимать, что в ситуации нерешенного конфликта нужно заниматься не только последствиями войны - необходимо думать и о способах предотвращения насилия в будущем. Так мы подключились к миротворческим проектам.

Уже два десятилетия мы участвуем в диалоге с представителями грузинского гражданского общества, и я уверена, что, несмотря на предубеждения и отсутствие широкой поддержки нашей деятельности, мы постепенно, шаг за шагом формируем и укрепляем культуру мира на воинственном Кавказе.

2. Какие улучшения в плане миротворчества в Вашем регионе Вы хотели бы видеть?

Поиск решения важных политических проблем может тянуться десятилетия, очень важно, чтобы этот долгий поиск не мешал нормальной жизни людей. Хотелось бы, чтобы жители нашего региона, пережившие войны, больше не страдали и имели возможность учиться, заниматься бизнесом, участвовать в разнообразной культурной и спортивной жизни. Сегодня жители Абхазии лишены многих возможностей, знаю, что так же обстоят дела и в Южной Осетии, и в некоторых других частях Южного Кавказа. Очень важно сегодняшний хрупкий мир сделать крепким, необратимым.

Мир должен стать выбором всех живущих в регионе людей, лидеры стран Южного Кавказа должны получить и понять этот твердый месседж/запрос от своих народов и исключить насильственные методы из своей политики, если они хотят поддержки. Миротворцы должны помочь людям почувствовать свою силу и понять, как они могут влиять на свою жизнь. Мне хотелось бы, чтобы люди доброй воли в нашем регионе добились того, чтобы Южный Кавказ, сохраняя свое разнообразие, все же стал жить как единый живой организм, пусть и с нерешенными сегодня политическими проблемами, но с действующей транспортной и коммуникационной сетью, с региональными культурными и спортивными мероприятиями.

3. Видели ли Вы какие-нибудь положительные изменения в результате Вашей деятельности? Расскажите, пожалуйста, о них.

Первые послевоенные годы мы были полны иллюзий о том, что конфликт можно решить, если проанализировать корни проблемы, раскрыть достоверную информацию о проводимой в прошлом несправедливой по отношению к Абхазии политике, объяснить опасения и нужды людей и т.п. Многое было сделано, но оказалось, что этого далеко не достаточно. Из того, что сделано реально можно смело сказать о формировании сообщества миротворцев на обеих сторонах и о постоянно действующем канале достоверной информации.

Относительно некоторых аспектов конфликта удалось добиться взаимопонимания. Так, например, де-изоляция Абхазии в результате диалога многими в Грузии также стала восприниматься как проблема, препятствующая стабильности и развитию региона, и поэтому мы стали прилагать совместные усилия по «открытию» Абхазии, что делает эти шаги более значимыми и эффективными. Может быть кто-то скажет, что этого слишком мало, но у нас уже есть немало примеров, когда подобные усилия помогли молодежи получить образование, участвовать в международных конференциях и кампаниях и многое другое. Я считаю, что, если нам удалось повлиять на конкретные судьбы и, несмотря на продолжающийся конфликт, открыть новые перспективы для молодых, это важное достижение, и поэтому мы должны продолжать диалог и миротворческую деятельность.

4. Как Ваша работа повлияла лично на Вас?

Я познакомилась со многими искренними, смелыми, умными, стойкими, справедливыми и неравнодушными людьми на Кавказе и во многих странах мира, отдающими все свои силы на то, чтобы остановить разрушительную инерцию насилия и в политике, и в сознании людей. Это дает мне надежду и помогает преодолеть пессимизм.

5. Кто из деятелей, по Вашему мнению, больше всего повлиял на улучшение положения женщин в обществе/ мире?

Мне трудно назвать конкретные имена, но я восхищена смелостью иранских женщин, которые, несмотря на репрессии стойко продолжают бороться за права женщин в своей стране. Большое уважение вызывают женщины Саудовской Аравии и других восточных стран, вступившие на трудный путь отстаивания своих прав.


> Читайте истории женщин, которые способствуют миру в своей деятельности (на английском языке)