Russia’s accession to the WTO: the view from Tbilisi (Russian)

Вступление России в ВТО: Взгляд из Тбилиси Владимир Папава* Современное состояние проблемы 9 ноября 2011 года в Женеве Грузия и Россия подписали соглашение по поводу вступления последней во Всемирную торговую организацию (ВТО), завершив тем самым многолетние переговоры. Грузия, как член ВТО, с самого начала была готова дать согласие на вступление России в эту организацию при условии получения возможности открытия таможенных контрольно-пропускных пунктов на абхазском и юго-осетинском участках границы с Россией. Условия Тбилиси основывались на том, что передвижение товаров на границах двух соседних государств должно осуществляться на основе национальных таможенных законодательств. Необходимо подчеркнуть, что в это временя государственная независимость Абхазии и Южной Осетии еще не была признана Кремлём, а потому абхазский и юго-осетинский участки границ с Россией официально признавались Москвой частью российско-грузинской границы. Ситуация ещё более усложнилась вследствие пятидневной войны между Россией и Грузией в августе 2008 года и последовавшим фактически вслед за ее завершением односторонним признанием Москвой государственной независимости Абхазии и Южной Осетии. Экономические (и не только экономические) отношения между Россией, с одной стороны, и Абхазией и Южной Осетией с другой, рассматриваются Москвой как межгосударственные, вне зависимости от реакции Тбилиси, а также международных организаций и большинства государств мира. В целом руководство Грузии не сменило свою довоенную позицию в связи со вступлением России в ВТО. Условия Тбилиси по данному вопросу трактовались Москвой, как исключительно политические, хотя грузинская сторона подчеркивала, что её требования полностью вписываются в систему торговых отношений, так как эти отношения могут осуществляться только путем пересечения товарами границ торгующих государств. Достигнутое в Женеве соглашение вызвало недовольство в Абхазии и Южной Осетии. Дело в том, что на границе с Россией будут расположены международные наблюдатели, которые должны осуществлять мониторинг пересечения границы товарами, что в Абхазии и Южной Осетии восприняли, как ущемление своего суверенитета[1]. Согласно же официальной позиции Москвы, указанное соглашение между Грузией и Россией не ущемляет независимости Абхазии и Южной Осетии[2]. Значение вступления в ВТО Необходимо принять во внимание, что Россия пыталась стать членом ВТО с 1993 года. Несмотря на то, что средний промежуток времени для достижения членства в ВТО равен шести годам, России понадобилось втрое больше времени, во многом из-за непоследовательности шагов, предпринимаемых руководством страны в отношении членства в ВТО[3]. Этому, по всей видимости, способствовал и экономический скептицизм в связи со вступлением России в ВТО. Он основывался на тех приблизительных расчетах, согласно которым от вступления в ВТО максимальная выгода для российских компаний оценивалась в 23 млрд. долларов США, в то время как из-за появления на российском внутреннем рынке иностранных компаний возможные потери могли составить до 90 млрд. долларов США в год[4]. Наряду с этим, для Москвы особое значение имел тот факт, что Россия как страна большой восьмерки не является членом такой крупной международной организации, как ВТО, на стран-членов которой приходится более 95 процентов мирового торгового оборота. К тому же Россия оставалась единственной страной большой двадцатки, не являющейся членом ВТО. Таким образом, для России, далеко не без оснований считающей себя одним из мировых лидеров, хотя бы по политическим соображениям неприемлемо нахождение в стороне от всемирной организации, непосредственно формирующей правила торговли в мировом масштабе. Да и с экономической точки зрения для Москвы далеко не безразлично участие в формировании правил международной торговли, если учесть, что 92 процентов торгового оборота России приходится на страны-члены ВТО. Этим и объясняется особая заинтересованность России в членстве в ВТО. Не последнюю роль для Москвы имеет и возможность отмены США унизительной для России поправки Джексона-Вэника, что с большой вероятностью следует ожидать после вступления России в ВТО[5]. Острота проблемы Переговорный процесс по вступлению России в ВТО, а еще в большей степени – достигнутая с Грузией договоренность далеко не в первый раз подтвердили ту реальность, что интересы России не всегда и не во всем могут совпадать с интересами Абхазии и Южной Осетии. Это вполне естественно, если принять во внимание не только разницу в масштабах сторон, но и международную значимость России[6]. В то же время для Москвы важно отстаивать признанную ею государственную независимость Абхазии и Южной Осетии. Посредничество Швейцарии в переговорном процессе между Грузией и Россией создало для обеих стран более или менее приемлемую возможность достижения договоренности, ибо им предоставлялась возможность обсуждать и договариваться по предложениям третьей стороны – Швейцарии, выдвинувшей компромиссный вариант. В частности, на территории России на де-факто границе с Абхазией по реке Псоу, на де-факто границе с Южной Осетии на северной точке Рокского тоннеля, а также на контрольно-пропускном пункте (КПП) «Казбеги-Верхний Ларс» на Военно-грузинской дороге (связывающей Грузию и Россию через Северную Осетию вне территории Южной Осетии) будут расположены наблюдатели из частной сертифицированной компании, специализирующейся на таможенных операциях, которая должна быть рекомендована Швейцарской стороной. Подобное решение спорного вопроса между Грузией и Россией в контексте интересов Абхазии и Южной Осетии можно трактовать двояко. С одной стороны, распространение одинакового режима наблюдения на таможенных участках Абхазии и Южной Осетии с Россией, а также на КПП «Казбеги-Верхний Ларс» Тбилиси может счесть косвенным признанием Москвой того, что граница между Грузией и Россией проходит и на участках границ последней с Абхазией и Южной Осетией. С другой стороны, именно одинаковость режима наблюдения на таможенных участках России с Абхазией, Южной Осетией и на КПП «Казбеги-Верхний Ларс» может косвенно означать, что Россия имеет одинаковый режим со всеми тремя приграничными независимыми, с точки зрения Москвы, государствами – Абхазией, Грузией и Южной Осетией. Есть и принципиальное различие между Абхазией и Южной Осетией. Дело в том, что дос­тиг­нутая между Грузией и Россией договоренность касается исключительно сухопутных границ, а торговые отношения между Россией и Абхазией осуществляются также с использованием мор­ского транспорта. А морские границы между Россией и Абхазией мониторингу со сто­ро­ны международных наблюдателей не подлежат. Такой возможности у Южной Осетии нет. Не будут контролироваться и воздушные границы между Россией и Абхазией, хотя аэропорты Абхазии рассчитаны только на прием пассажирских и военно-транспортных самолетов. Необходимо признать, что осуществление приграничного наблюдения над товаропотоком в принципе является дополнительным барьером в международной торговле. При этом следует учесть, что этот барьер распространяется не только на Абхазию и Южную Осетию, но в равной степени создается на всех трех вышеуказанных контрольно-пропускных пунктах. Однако, из-за введенного Москвой в 2006 году запрета на ввоз грузинских сельскохозяйственных продуктов в Россию, а также с учетом относительной диверсифицированности грузинских внешнеторговых связей (например, нахождение новых рынков сбыта грузинских вин) этот новый барьер для Тбилиси в принципе особых дополнительных трудностей не создаст. От этого барьера, по всей видимости, гораздо в большей степени пострадает Южная Осетия, ибо весь объём её внешней торговли приходится на Российскую Федерацию и осуществляется исключительно сухопутным путём. Что же касается Абхазии, то она находится в несколько более предпочтительном положении, причем не только потому, что на морские товаропотоки с Россией этот барьер распространяться не будет. Дело в том, что на Россию приходится только две трети внешней торговли Абхазии, и вторым по объему её торговым партнёром является Турция, торговля с которой осуществляется морским путём. Введение рассматриваемого таможенного мониторинга, по нашему мнению, может дать весомый положительный результат для всего региона, суть которого будет заключаться в существенном сокращении контрабандных товаропотоков (на данном этапе дать более или менее адекватную количественную оценку не представляется возможным). Необходимо принять во внимание, что после вступления России в ВТО правилами этой международной организации будет охвачено большинство стран региона, ибо её членами, кроме Грузии, также являются Армения и Турция, что создаст основы для развития региональной торговли, так как ВТО предоставляет легальные механизмы для развития торговли, прежде всего – путем разрешения торговых конфликтов. При этом надо помнить, что ВТО институционально создает необходимые условия для на­ращивания торговых сделок, хотя членство в ВТО само по себе не является достаточным условием для увеличения этих сделок. Заключение Договоренность Грузии и России о привлечении международных наблюдателей на контрольно-пропускные пункты не распространяется на морскую и воздушную границы Абхазии и России. Контроль над сухопутными товаропотоками создаст дополнительный барьер для всех охватываемых им субъектов в торговле с Россией. Абхазия в этом плане пострадает относительно в меньшей степени, чем Южная Осетия, так как, с одной стороны, российско-абхазские товаропотоки, помимо сухопутного пути, осуществляются и морскими путями, а с другой – торговым партнером Абхазии, кроме России, является также Турция. В то же время переговорный процесс между Грузией и Россией по вступлению последней в ВТО в очередной раз преподал урок абхазам и южным осетинам, продемонстрировав, что им необходимо научиться жить с учетом того обстоятельства, что Москва далеко не всегда и не во всем сможет и пожелает учитывать их интересы. К этому пока еще не привыкли – ни в Сухими и Цхинвали, с одной стороны, ни в Тбилиси – с другой. Неоспоримым положительным моментом привлечения международных наблюдателей для осуществления мониторинга за товарами, пересекающими границы, может стать существенное сокращение контрабандных товаропотоков в регионе. Вместе с тем, развитию торговых отношений в регионе будет способствовать то, что большинство стран региона (Армения, Грузия, Турция, а в скором времени и Россия) являются членами ВТО. Косвенно это принесет свои положительные плоды и Абхазии тоже, морская и воздушная границы которой с Россией не подлежат международному мониторингу. *Владимир Папава, Главный научный сотрудник Грузинского фонда международных и стратегических исследований, доктор экономических наук, профессор Вы можете ознакомиться с точкой зрения абхазского автора, Беслана Барателиа, декана экономического факультета, Абхазского государственного факультета [1] Abkhazia, South Ossetia Alarmed by Russia-Georgia WTO Compromise. EurasiaNet, 2011, November 9, available at http://www.eurasianet.org/node/64480. [2] МИД РФ: Протокол по ВТО не ущемляет независимости Абхазии и Южной Осетии. ИА REGNUM, 2011, 10 ноября, на сайте http://www.regnum.ru/news/1465809.html. [3] Anders Åslund. Why Doesn’t Russia Join the WTO? The Washington Quarterly, 2010, April, available at http://www.twq.com/10april/docs/10apr_Aslund.pdf. [4] Максим Рубченко, Александр Кокшаров. Задержись на пороге. Эксперт, 2006, 6 ноября, на сайте http://expert.ru/expert/2006/41/shans_prodat_rossiyskie_rynki_podorozhe/. [5] Бернард Гверцман. Последствия вступления России в ВТО для США. ИноСМИ.Ru, 2011, 11 ноября, на сайте http://www.inosmi.ru/usa/20111111/177477001.html. [6] Сергей Маркедонов. Вступление в ВТО: Абхазское и юго-осетинсоке измерение. Центр политических технологий, Политком.RU, 2011, 10 ноября, http://www.politcom.ru/12858.html.