Russia’s accession to the WTO: likely impact on the Abkhaz economy (Russian)

Вступление России в ВТО: проекция на экономику Абхазии Беслан Барателиа Декан экономического факультета, Абхазского государственного факультета Наброски к контексту Подошел к своему логическому завершению длительный – почти два десятилетия - тяжелый, конфликтно-компромиссный процесс переговоров о вступлении России в Всемирную торговою организацию (ВТО). В 2006 г. были достигнуты договоренности России с США, в 2010 г. – с Европейским Союзом. Уже ничто, кроме позиции Грузии, не препятствовало вступлению России в эту организацию. Однако полярность взглядов России и Грузии на политический статус Абхазии не позволяла обеим странам прийти к общему знаменателю. Вступление России в ВТО задерживалось. Лишь активное международное содействие и интенсификация переговорного процесса при посредничестве Швейцарии позволили прийти к компромиссу – подписанию между Россией и Грузией в ноябре 2011 г. соглашения об основных принципах механизма таможенного администрирования и мониторинга торговли товарами. В Абхазии тема вступления России в ВТО до недавнего времени не стояла на повестке дня и вплоть до подписания соглашения между Россией и Грузией ни на каком уровне не обсуждалась. Однако, как только в СМИ появилась соответствующая информация, произошел всплеск интереса к данной проблематике, выразившийся в довольно активных общественных дискуссиях. Многие были возмущены отнюдь не самим фактом подписания соглашения между Россией и Грузией, так как это - прерогатива двух независимых государств – соседей Абхазии. Само по себе предстоящее вступление России в ВТО в Абхазии воспринимается в основном положительно - как присоединение стратегического партнера к сообществу стран, играющих по заранее обговоренным правилам. Более того, рост российской экономики, на что и направлено участие в ВТО, впоследствии может дать положительный эффект и для экономики Абхазии. В основном, немалая часть общества была взбудоражена тем, что:

  1. соглашение было подписано по инициативе Грузии;
  2. Россия не провела предварительные консультации с абхазской стороной;
  3. территория Республики Абхазия в документе значится как «предопределенный торговый коридор»;
  4. соглашением допускается возможность досмотра грузов, идущих в Абхазию, международными наблюдателями, их маркировка;
  5. обеспечивается доступ руководства Грузии к полной и детальной статистической информации обо всех торгово-экономических отношения на российко-абхазской границе.

Интерес к происходящему усиливали, с одной стороны, все чаще появлявшиеся комментарии грузинских чиновников и экспертов, которые называли подписанное соглашение «победой грузинской дипломатии»[1], «установлением контроля над потерянными территориями» и т. д. С другой стороны, не могло не обескураживать отсутствие у абхазского руководства официального текста соглашения или же полной информации о его содержании. На этом фоне в Абхазии все чаще стала звучать мысль о том, что Россия «нас предала», «променяла на ВТО», «сдала нас» и т.д. Появились призывы к руководству Абхазии принять «действенные меры» для защиты суверенитета Абхазии[2]. Отсутствие текста соглашения стало благоприятной почвой для появления многочисленных спекуляций, вплоть до утверждения о том, что по данному соглашению грузинские таможенные и пограничные органы якобы будут расположены на абхазской стороне границы, в морском порту и аэропорту и, при этом, будут обладать не только контрольными, но и разрешительными полномочиями. Все это побудило МИД Республики Абхазия, в распоряжении которого также не было официального текста соглашения, сделать заявление на предмет недопустимости пребывания на территории Абхазии каких-либо, в том числе иностранных, наблюдателей. Также было распространено заявление Президента России Д. Медведева о том, что Россия не намерена расплачиваться за вступление в ВТО изменением политических реалий, сложившихся после августа 2008 г.: «Если под эту марку вступления в ВТО пытаются протолкнуть изменения политических реалий, то мы, конечно, на это не пойдем, и здесь даже ВТО не будет той ценой, которая может быть заплачена»[3]. Возможные опасения Сегодня в Абхазии фокус общественных дискуссий направлен не только на политические последствия для страны от вступления России в ВТО, но и на экономическую сторону вопроса. Абхазская экономика является малой (Валово́й вну́тренний проду́кт (ВВП) приближается к 800 млн. долл. США), а, следовательно, открытой и зависимой от внешних рынков (международный товарооборот страны превышает 400 млн. долл.)[4]. В силу сформировавшихся экономических и геополитических факторов основным торговым партнером Абхазии является Россия. Через российско-абхазскую границу по р. Псоу осуществляется значительная часть всего экспорта и импорта Абхазии. Таким образом, новые механизмы, вытекающие из подписанного между Грузией и Россией соглашения, так или иначе касаются большей части внешнеторгового оборота Абхазии. Наверное, сегодня рано еще говорить о том, что выиграет и/или проиграет Абхазия после вступления России в ВТО. Тем более, вряд ли кто-либо осмелится дать такую оценку в денежном эквиваленте. Ясно одно: уже совсем скоро Абхазия окажется в окружении стран-участниц ВТО. И хотя Абхазия, скорее всего, не станет членом этой организации в кратко- и среднесрочной перспективе, играть по новым, хоть и не принятым им, правилам Сухуму придется уже совсем скоро. Чем могут быть опасны для Абхазии новые обстоятельства? Во-первых, предоставлением детализированной информации, в том числе правительству Грузии, о структуре товарооборота на российско-абхазской границе и, самое главное, о поставщиках товаров. Сама по себе информация о том, что ввозится в Абхазию и сегодня не является конфиденциальной. Об этом даже заявлял замминистра иностранных дел Грузии С. Капанадзе: «…Никакой ценности подобная статистическая информация не представляет. Такую информацию сегодня нетрудно добыть»[5]. Требование наличия электронной печати и отслеживание грузов посредством GPS-чипов по сути ничего не меняет. Риски для Абхазии вызваны, главным образом, тем, что многие серьезные, в том числе и транснациональные, компании не захотят иметь торгово-экономических отношений с Абхазией, опасаясь давления и санкций со стороны Грузии или по ее инициативе. Это касается не только представителей реального, но и финансового сектора экономики (коммерческие банки, инвестиционные компании и т. д.) В то же время, драматичные опасения некоторых комментаторов по поводу, что реализация грузино-российского соглашения будет иметь губительные для абхазской экономики последствия, сопоставимые с санкциями, чрезмерно преувеличены. Следствием реализации соглашения может стать повышение транзакционных издержек и удорожание импорта для Абхазии, поскольку его реализацией в некоторых случаях будут заниматься аффилированные фирмы-посредники. Во внешнеэкономических связях Абхазии могут появиться новые игроки, в то время как некоторые из ныне действующих, возможно, будут вытеснены. Во-вторых, реализация российско-грузинского соглашения может нанести удар по так называемому «челночному бизнесу» и «мелким спекулянтам», которые занимаются внешнеэкономической деятельностью на нелегальной и полулегальной основе. Вступление России в ВТО потребует перевода ситуации на границе в правовые, цивилизованные рамки. Будут повышаться требования к качеству вывозимой из Абхазии продукции, условиям перевозки товаров, наличию в обязательном порядке полного пакета соответствующей сопроводительной документации. В-третьих, учитывая претензии Грузии на Абхазию, можно предположить возникновение череды спорных обращений Грузии в ВТО через различные механизмы по разрешению споров. Ссылаясь на грузинский закон «Об оккупированных территориях», Грузия может подавать жалобы на страны и фирмы, сотрудничающие с Абхазией без официального на то согласия со стороны Тбилиси. Здесь же могут возникать претензии об уплате налогов и таможенных сборов в грузинский бюджет. Последние имеют место и сегодня, однако, в силу того, что Грузия не обладает реальными механизмами влияния на ситуацию, они, как правило, носят декларативный характер. Контуры оптимистичного сценария Несмотря на возможные сложности, не стоит драматизировать ситуацию. Подписание пресловутого соглашения и вступление России в ВТО не отменяет Указ Президента РФ «О признании независимости Республики Абхазии» и ранее подписанные между Абхазией и Россией договоры, в том числе экономического характера. Юрисдикция ВТО на политико-правовые отношения между Абхазией и Россией не распространяется. Россия признала независимость Абхазии и, следовательно, даже после вступления в ВТО будет развивать торгово-экономические отношения с последней как с независимой страной. Необходимо отметить, что подписанное между Россией и Грузией соглашение затрагивает перемещение товаров исключительно по сухопутной границе. Это может означать, что морские и воздушные границы остаются вне контроля со стороны швейцарских наблюдателей. Поэтому официальные власти Грузии могут быть лишены возможности получения информации о бизнес-структурах, занимающихся экспортно-импортной деятельностью посредством морского транспорта. Возникновение проблем на сухопутной границе с Россией может привести к перемещению потоков импорта на морской, а в перспективе и воздушный, пути коммуникации. Нежелание многих крупных фирм заниматься внешнеэкономической деятельностью на абхазском направлении из-за возможных претензий со стороны Грузии может привести к смене импортеров и экспортеров на границе с Абхазией. В возникшей ситуации импульсы к развитию могут получить абхазские предприниматели и фирмы, для которых возмущение официальной Грузии и угроза санкций с ее стороны ровным счетом ничего не значат. Вступление России в ВТО может иметь для Абхазии еще одно позитивное следствие. Речь идет о том, что либерализация внешнеэкономической деятельности и снижение, или полная отмена, тарифов и квот на импорт, планируемые после вступления России в ВТО, приведут к снижению цен на некоторые группы ввозимых в Россию товаров. Соответственно, попадая на абхазский рынок через абхазско-российскую границу, они станут дешевле и для абхазских потребителей. Определенный оптимизм внушает факт присутствия на границе международных наблюдателей, поскольку, по мнению некоторых экспертов, это может заставить сделать работу российских таможенных структур более прозрачной, уменьшит случаи злоупотребления служебным положением, сократит масштабы коррупции и контрабанды на российско-абхазской границе. Более того, внешний мониторинг на российско-абхазской границе позволит продемонстрировать международному сообществу, что Абхазия динамично развивается и осуществляет прозрачную внешнеэкономическую деятельность, основанную на цивилизованных основах, а не представляет собой «оккупированную территорию» и «черную дыру», как то пытается утверждать официальный Тбилиси. Вместо заключения ВТО расширяет свою географию. Все больше стран начинают играть по заранее обговоренным правилам. Абхазия осталась тем «островком» в регионе, который этот процесс пока не накрыл. Сегодня ее ключевые торговые партнеры - Россия и Турция – участницы ВТО, и это означает, что Абхазии придется принимать некоторые правила этой организации. И чем раньше она начнет это делать, тем интенсивнее будет развиваться торгово-экономическое сотрудничество. Предстоит провести серьезную работу по совершенствованию законодательства в области внешнеэкономической деятельности в различных ее проявлениях, сделать его близким и понятным зарубежным партнерам. Самое главное – нужно внедрять масштабные программы по модернизации национальной экономики, повышению ее международной конкурентоспособности и экспансии абхазского экспорта на мировые рынки. И тогда фактор ВТО может стать весьма благоприятным. Беслан Барателиа Вы можете ознакомиться с точкой зрения грузинского автора, Владимира Папавы, главного научного сотрудника Грузинского фонда международных и стратегических исследований, доктора экономических наук, профессора [1] По информации администрации президента Грузии, об этом Михаил Саакашвили заявил 3 ноября в Кварели, на встрече с министром сельского хозяйства Зазой Горозия. [2] Заявление Республиканской партии «Народный форум Абхазии» от 7.11.2011г. [3] Заявление Президента России Д. Медведева от 4.08.2011г. [4] Официальные данные управления государственной статистики Республики Абхазия. [5] Интервью С. Капанадзе от 09.08.2011г. www.civil.ge